Биография

Дискография

Лирика

Галерея

Пресса

Даты проведенных туров

Видео

Творчество поклонников

Links

О нас

Анкеты фанатов

Спонсоры

Здесь можно купить справку.

Вход в систему

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 1 гость.

Кто заходил в гости

Интервью с Миге

Интервью с Миге (апрель 2004)

Спасибо KArta за перевод

Кельн, Германия,
Палладиум.
3 апреля 2004

Jesse: О.К. Я думаю, у вас было так много интервью сегодня

Mige: Не так много, нет, нет, нет.

Jesse: Они сказали нам о десяти интервью сегодня.

Mige: Они наврали.

Jesse: Ладно, тем не менее мы попытаемся сконцентрироваться на вопросах, на которые вы не ответили 100 лет назад.

Mige: Круто. Это хорошая идея, между прочим. Для журналистов это хороший способ протолкнуть свое издание и не остаться без работы.

Jesse: Ладно, похоже пытаться будет очень сложно.

Mige: Я чувствую, у тебя все получится.

Jesse: Первое: как проходил тур до сих пор? Я имею ввиду, были какие-нибудь проблемы с обратной связью с фанами? Им понравился новый материал?

Mige: На самом деле не было никакой обратной связи. Мы прекрасно изолированы в туре. Мы не проверяем интернет, не получаем e-mailы. Некоторые гиги прошли действительно хорошо, а некоторые были не так хороши.

Jesse: Так были какие-нибудь проблемы или все прошло отлично?

Mige: В этой группе всегда проблемы. Пара смешных fucking проблем была всегда. Но я верю, что это происходит с каждой действующей группой в течение ее существования. Изначально, если ты приложишь все усилия для группы – будут проблемы.

Jesse: Как ты думаешь: фанам нравится новый материал, который вы играете или они предпочитают более ранний?

Mige: Ну, нам повезло потому что альбом Razorblade Romance оказал действительно большое влияние на людей в то время когда он вышел. Я думаю, это было хорошее время для группы. Мы были молоды и полны энтузиазма. Люди помнят те дни. В любом случае, этот новый материал такой же хороший, как и тот. Но им нужно было прошлое. Вот как работает человеческое сознание. Мы также хотим прошлого время от времени. Но это не означает, что все переменилось. Это новый материал более зрелый, в нем больше опыта, более реальный по любому.

Ela: Как появилась идея отправиться в тур вместе с Zeraphine и почему? Я думаю, они играют музыку отличную от вашей. И обычно они устраивают тур вместе с группой которая исполняет схожую музыку, тем самым, привлекая нужную публику. Также была история, о том что кто-то из вас дружил с ребятами из Zeraphine некоторое время и что вы проиграли спор, из-за которого вы отдали некоторое время своей студийной работы им, и они смогли закончить свой последний альбом “traumaworld”

Mige: О да. Может быть. Я не знаю об этих вещах. Вероятно, это правда, да. Я их не знаю лично. Я только вижу их в этом туре. Они близки нам. У нас есть общие друзья. Мы верим в этих людей, мы хорошо их знаем. И они, на самом деле, милые ребята. Мне все равно, какую музыку играет группа поддержки. Для меня это то же самое, не гораздо приятнее, если они милые ребята.

Jesse: Я знаю, что среди вас есть настоящие фаны Black Sabbath. У вас предполагался тур вместе с Ozzy Osbourne прошлой осенью, но этот тур откладывали три раза и, в конце концов, отменили. Вы были очень расстроены? Что вы чувствуете по этому поводу?

Mige: Да. Я скажу, что из ЭТИХ я единственный фан Black Sabbath. Я скажу, что это было действительно грустно, хотя могло бы быть прекрасно. Это было одно из окончаний главы. Но, может быть лучше не заканчивать эту главу.

Jesse: Вы видите возможность компенсировать это? Тем не менее, отправиться в тур с Ozzy Osbourne однажды? Или вы скажете, что это глава закончена навсегда?

Mige: Я надеюсь, что шанс есть! Я думаю, он собирается выступать также долго, как и жить. Я думаю, он вернется к жизни через пару лет. Определенно, я бы гордился туром с ним. Но ты никогда не знаешь заранее. Он великий чел. Он мой кумир.

Ela: О вашем музыкальном развитии: я всегда находила удивительным то, насколько разные люди ходят к вам на концерты, здесь есть альтернативные рокеры, металлисты, и много готов. Хотя вот о чем я сейчас подумала: пока я ждала в холе, я видела только черное. Я не знаю, может быть, они понимают что-то неправильно или нет?

Mige: Да, да, я знаю о чем вы. Сложно понять. Когда мы начинали шесть или семь лет назад, предполагалось, что мы будем оказывать большее влияние на готическую сцену. И готическая сцена нас хорошо приняла, как и андеграундная сцена. И люди, являющиеся частью этой сцены, как правило, верны ей. Даже через нашу музыку, которая не является готикой. Это не готика в любом случае. Они склонны быть верными группе, за которой следуют. Это действительно лестно. И это делает меня счастливым. Эти люди продолжают следовать за нами и это хорошо.

Ela: Ладно, Там был один пункт, который я не поняла. Я могу понять то, что они следовали за вами, когда вы только начинали. Но это кажется мне необычным сейчас.

Mige: Да, я знаю, что вы имеете ввиду. Это совершенно необычно.

Ela: Так вы гордитесь этим.

Mige: Да, я счастлив этим. Потому что мы не изменились. Даже если мы изменили стиль и немного музыку…

Jesse: И какую публику вы хотите привлечь своими шоу?

Mige: Просто настоящих людей.

Jesse: Так нет специальной сцены?

Mige: Нет, это уже как маркетинг, что ужасно. Сейчас страшно, когда люди начинают говорить об их целях их музыке и маркетинге.

Jesse: Так поговорим о маркетинге: были какие-нибудь маркетинговые ходы у вашей музыки? Когда вы только представили себя, с какого момента появился маркетинг и менеджмент вам сообщил: «продолжайте делать то и это, и этим вы привлечете таких людей»?

Mige: Нам повезло. Мы были вполне успешны, и остаемся такими по сей день. Только так мы могли им что-то давать на продажу. Но это очень сложно для начинающих групп. Когда мы начинали, были люди которые говорили все это. Это ужасно. Никогда не нужно давать советов группе, типа: «Вы не должны одевать это и это и, наверное, должны выглядеть так, а альбомы делать так». Ты не можешь продолжать, слушая приказы. Это невозможно.

Jesse: Оглядываясь на все ваши альбомы: вы начинали как достаточно тяжелая группа с готических корней, в любом случае в вас было больше рок-н-ролла. Новый альбом, на мой взгляд, это попытка вернуться к корням. Это правда? Вы хотите перейти с этого готического лейбла?

Ela: Безусловно, это такой же тяжелый материал как и старый, но атмосфера изменилась. Не та тьма и меланхолия. Ну, это оно, но только выглядит иначе. Это все еще вы и вы можете видеть развитие. Но все еще есть разница. Вы думаете, это было осознанное развитие или вы лишь следовали по своему пути?

Mige: Иногда в группе создается иллюзия, что у них есть что-то вроде осознанного развития. На мой взгляд, этого не существует. Это всегда происходит по-своему, невозможно сказать, что мы следующей осенью отправимся в студию и запишем альбом, похожий на этот.

Ela: Это только на стадии развития?

Mige: Да, это только развивается. Ты прислушиваешься к своей музыке.

Ela: Касаясь этого развития; я нашла несколько интересных вещей. Есть много групп, вышедших из Финляндии, чей звук напоминает ваше оригинальное звучание, когда вы только начинали, такие как Charon, To/Die/For, Entwine и другие. Что вы думаете об этом развитии? Я думаю, в Германии о них узнали только после вашего успеха. Они чувствуют поддержку с вашей стороны?

Mige: Вы знаете, это старая история. Если рыбак отправляется в Атлантический океан и ловит там тонны лосося, которые продает, он возвращается богатым человеком. Так каждый хочет быть рыбаком. Вы понимаете, о чем я. И здесь все правильно. Вы знаете, Led Zeppelin были очень успешны, и мы хотим иметь такой же успех. Обычно они действительно милые ребята. Я о музыке, мне наплевать на все остальное.

Jesse: Вернемся к вашей музыке: недавно вы сделали кавер-версию песни “Solitary Man” Нейла Даймонда. Также каверы на эту песню сделали Chris Isaak и Johnny Cash.

Mige: Да, очень странно.

Jesse: Вы фаны обоих? Или из-за кого из них вы сделали кавер-версию? Вы на самом деле можете сравнить HIM и Chris Isaak?

Mige: Да, я знаю. Мы услышали кавер–версию Chris Isaak, только после того как сами сделали кавер. На самом деле мы начали с Johnny Cash. Мне не очень нравится Johnny Cash. Мне нравится «американская запись» Они были фантастически записаны. Но этот деревенский материал – это полное дерьмо. Ты знаешь, это как дерьмо. Как расистская дерьмовая музыка. Там нечего взять. Но этой «американской записью» они подошли к некоторой границе. И эта версия “Solitary Man”по настоящему хороша. По настоящему фантастическая версия песни.

Ela: Так вы сделали этот кавер только из-за этой версии?

Mige: Да, определенно.

Ela: Возвращаясь к Black Sabbath как к единственному вашему музыкальному влиянию: я думаю это влияние более очевидно когда ты слушаешь Daniel Lioneye. Потому что его звучание больше похоже на тот рок-н-ролл фанами которого вы являетесь. Что случилось с этим проектом? Есть там какие-нибудь новые планы?

Mige: (смеясь) Для Daniel Lioneye? Это слишком тяжело для Linde быть исполнителем и писать тексты. Он определенно больше похож на гитариста. Мы действительно наслаждались игрой для Daniel Lioneye как музыканты. Но сейчас играть старый материал как тот – это очень глупая идея. Для меня как для большого любителя старой музыки вроде Black Sabbath это удовольствие играть тот материал. Но это уже делалось столько раз. Я не хочу, ты знаешь.

Ela: Ты не хочешь повторяться?

Mige: Повторяться, да. Ты знаешь, я не хочу тратить свою жизнь, играя в Daniel Lioneye, потому что это не несет ничего нового. Искать что-то новое, развивать что-то подобное – вот то чем стоит заниматься.

Jesse: Какие у вас планы на будущее? Я имею ввиду что вы только что выпустили коллекционный альбом.

Ela: Да, также ходили слухи о том что вы хотите взять перерыв на некоторое время, а Ville планирует сольный альбом или что-то в этом роде.

Mige: Ну, это план Ville, да. Но мне в следующем декабре исполнится 30. Я должен что-то решить для себя. Может быть, я должен буду уйти или заняться чем-то еще.

Jesse: Вы правда думаете сделать это?

Mige: Недавно я думал об этом, да.

Ela: Только вы или каждый из вас?

Mige: Я не могу говорить за других людей.

Jesse: Только взять перерыв или уйти навсегда?

Mige: Эээ (пауза) Вероятно, только перерыв, а потом мы продолжим. Я думал об этом и раньше, но то было время, когда у нас не было контракта со звукозаписывающей компанией. А теперь мы выпустили коллекционный альбом. Вот та точка отсчета, с которой пора начинать думать о том ты действительно хочешь этим заниматься или нет.

Jesse: Многие фаны хардкора говорят что не могут слушать вас на концерте, когда вы играете песни, исполняемые на каждом концерте, как “Join me”. Вы думаете, эти неполадки происходят, время от времени на ваших концертах?

Mige: Не должно быть. Музыка всегда разная. Каждое выступление новое. Я верю в это. Иначе я сошел бы сума. Потому что это цель моей жизни. Я не великий оратор.

Jesse: Так есть какие-нибудь пункты в ваших контрактах в которых говорится, что вы должны исполнять конкретные песни на каждом выступлении?

Mige: Нет, это не оговаривается. Ты, знаешь, песни это истории о твоей жизни, а твоя жизнь продолжается. Они никогда не состарятся. Некоторые чувства всегда возвращаются к тебе, так или иначе. И это путь, по которому должна пойти песня.

Jesse: Один вопрос о ваших шоу – так как на вас повлияли такие группы как Black Sabbath, Kiss и другие, чьи выступления отличались большими сценами и пиротехникой, вы собираетесь представить что-то подобное на ваших шоу?

Mige: Мне никогда не нравились хитрости в музыке. Для меня это только развлечение. А когда мне надо развлечься я иду посмотреть на King Diamond. Это прекрасно, но это не то из-за чего я стал делать музыку. Но это часть выступления и это чудесно.

Ela: Я только что слышала, что нам пора завершать интервью.

Mige: Нет, я не тороплюсь. Я не против, если у вас еще есть вопросы.

Jesse: Хорошо, как журналисты мы соединим группу и фанов, которые наполняют холл. Мы получили несколько вопросов из он-лайн фан клуба «Razorblade Romances» Многие фаны хотят знать, будет ли у вас тур по Японии, Южной Америке, Австралии.

Mige: Я не знаю. Мы отправляемся сейчас в США. Так что пока у нас тур по Америке. Посмотрим, что будет там. Этого достаточно сейчас. У нас действительно нет времени, и эта группа не создана для туров. Не так как Iron Maiden, хотя бы. Они были в туре по два года.

Ela: Так нет еще таких планов?

Mige: Нет планов. Планы отправится в США. Если там все пройдет нормально, у нас появится немного времени, так как США большое место. Лучше провести один гиг основательно, чем объездить миллион мест и отыграть в нескольких разбросанных гигах, которые плохо раскручены. Лучше сконцентрироваться на одном месте. И потом, мы будем править миром один день.

Ela: Удачи вам в этом!

Mige: Спасибо, спасибо.

Ela: Удачного шоу сегодня вечером!

Mige: Вам тоже удачи.

Jesse: Повеселитесь на своем шоу сегодня.

Mige: Да, спасибо, вы тоже веселитесь!

Ela: Спасибо что слушали нас.

Mige: Нет, это вам спасибо